Иов (МХТ им. Чехова, реж. Саша Денисова)

366877

Мы с друзьями очень часто жалуемся на то, как мало в общей пропорции нам показывают женщин-режиссеров и женщин-авторов, и вот каждый раз, когда попадается такая жемчужинка, хочется взять её в ладони, как-то подержать, полюбоваться и согреться душой. И для таких вот любований есть, например,”Иов”, в котором и как режиссер, и как драматург выступает Саша Денисова.

История камерная, семейная и умещается в один маленький покосившийся дом. Илья (Алексей Красненков), отучившийся в Гарварде и едущий в Бостон (о чем он регулярно всем сообщает), решает напоследок перед отъездом навестить отца. Тот, когда-то блестящий математик, оставил семью много лет назад ради новой жены, бросил работу, уехал в деревню и с сыном общался изредка, да и то только письмами. На месте Илья находит бедный кривоватый дом, в нем – отца, уже состарившегося и больного. Но что-то все время удерживает его и, деталь за деталью, маленькие открытия собираются в новую картину, совсем не похожую на неприглядный фасад.

277c27ef6d0f03e7a46672910c2ef9ee

Библейское название, конечно, предполагает жалобы на сыплющиеся на героев неудачи и несовпадения, но жалобы эти – просто затянувшийся поиск. Поиск правды, которая все время где-то рядом, в этом доме, но не ловится руками, ускользает из памяти, будь это туманная сыновняя память о детстве или память старческая отеческая, мутная и вязкая, из которой так трудно выуживать имена и события. Поиск понимания и какого-то единственного простого пути: математики в писании, святости в математике. Вопросы к Богу, к миру, к ушедшему отцу, к его новой семье и, в конце концов, больше всего – к самому себе: кто для нас важен, что мы готовы простить, почему в такой тесной избе каждый продолжает жить в своем маленьком одиночестве?

У каждого здесь своя потеря, свой способ с ней мириться и своя маска: жена (Ольга Лапшина) после православного глаголанья вдруг надевает очки и начинает зачитывать медицинскую справку.  Старшая дочь (Яна Гладких) за завесой равнодушного цинизма прячет зияющую, очень личную тоску. Нежнейшая  двенадцатилетняя Тавифа (Дарья Макарова) будто эхо отца умеет решать сложнейшие уравнения, но не умеет нормально общаться, зато отчаянно пытается собрать семью воедино, как сложную мозаику. И в центре мозаики – Игорь Хрипунов, мастерски играющий со временем – то увлеченный, до электрического энергичный молодой математик, то потерявшийся усталый старик.

b476889e0730fb1e7df101ad8b3b4368

Сюрпризы есть не только у персонажей, но и у режиссера. Дмитрий Скворцов, обсепечивающий музыкальное совпровождение, иногда может внезапно вступить в диалог с героями, а сами герои наоборот приостановить действие, чтобы спеть о наболевшем. Черные стены тем временем становятся то доской аудитории, то титрами, то полотном для истории, то видом во двор. Медленно, из штрихов, собирается космос в масштабах одного деревенского дома, который может быть и полуразрушенным и прекрасным одновременно, в зависимости от того, когда ты о нем говоришь, с кем, и кого в нем встретишь.

“Иов” аккуратными шагами проходит по грани между драмой и комедией, диалоги в нем ажурно-смешные и естественные, в них не прокрадывается ни одной поддельной фразы, и взаимное доверие со зрителем (структура хрупкая и пугливая) остается в зале приятным теплом. Cпектакль, сотканный из множества воспоминаний и жизней, получился невероятно нежным – и по отношению к смотрящему, и по отношению к героям. Несмотря на весь упадок и кажущееся запустение, все здесь зиждется на любви, не показной, а тонкой и сложной, любви сосуществования, которая умеет меняться и отпускать. История про потерю и расставание медленно расцветает в историю о том, как перестать хвататься за прошлое, будь то муж, отец или ребенок и забрать жизнь обратно себе.

“Иов” вообще один из тех спектаклей, о которых чем больше думаешь, тем больше они тебе нравятся, настолько ненавязчиво и тихо они располагаются где-то у тебя за ребрами и там остаются. Притча о вернувшемся сыне и уходящем отце своей честностью и простотой вдруг становится родной, и говорит к каждому зрителю лично, что-то находит, нащупывает в душе, но не цепляет крюком, не дергает, а просто бережно проводит ладонью по старым шрамам (а у каждого есть такие, хоть один, хоть маленький). И исцеляет, ничего лишнего не говоря.

Фото: Екатерина Цветкова (mxat.ru)

Advertisements
This entry was posted in theatre and tagged , , , , , , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s